Как выпуск облигаций на блокчейне Всемирным банком повлияет на развитие закрытых блокчейнов

Пуристы индустрии криптовалют часто отмахиваются от закрытых блокчейнов, называя их дорогостоящими инициативами для проектов, которые бы прекрасно обошлись традиционной базой данных.


Тем не менее, эти решения на базе технологии распределенного реестра продолжают выпускаться предприятиями в различных вариациях - в основном, все еще на экспериментальных этапах, но все чаще с использованием реальных денег. Такие реестры не соответствуют целям открытых блокчейнов, сопротивляющихся цензуре и контролю одной стороной, но представляют собой частные эксперименты, которые чрезвычайно полезны для развития всей индустрии блокчейна.


В то время, как криптовалютные инвесторы пытаются залечить свои раны, нанесенные «медвежьим» рынком, а разработчики пытаются решить проблемы масштабирования открытых блокчейнов, имеет смысл взглянуть на развитие закрытых блокчейнов. Мы можем многое почерпнуть из того, как экономические субъекты ведут себя в этих контролируемых ситуациях, когда транзакции с участием нескольких не доверяющих друг другу сторон коллективно записываются в общий реестр.


Один из таких примеров стал выпуск

первых в своем роде облигаций на блокчейне Всемирным банком (WB). В партнерстве с Австралийским банком Содружества (CBA) WB использовал закрытую копию блокчейна Эфириума для продажи двухлетних облигаций на сумму 110 миллионов австралийских долларов ($79 миллионов) семи инвесторам.


Эту сделку нельзя назвать продажей без посредников в P2P-манере, о которой мечтают многие участники индустрии. CBA сыграл роль дилера и по сути был андеррайтером. И оба учреждения были единственными, кто запускал узлы – их было всего четыре.


Но тот факт, что они смогли как засвидетельствовать, так и подтвердить покупки инвесторов в режиме реального времени, устранил необходимость в многократном урегулировании и позволил получить реальную экономию за счет повышения эффективности. Об этом заявляет Пол Снайт (Paul Snaith), руководитель отдела операций на рынках капитала, банковских услуг и платежей в казначействе Всемирного банка.


«Опыт, который мы получили до сих пор, уже демонстрирует, что мы можем переосмыслить некоторые функции, которые требуются текущим рынкам», - сказал Снайт в интервью.

Снижение расходов на выпуск


Для полного и беспроблемного урегулирования в режиме реального времени такие операции должны будут интегрировать некоторую форму цифровой валюты. И хотя в этой области наблюдается некоторый прогресс, не стоит в скором времени ожидать появления цифровой фиатной валюты или стабильной криптовалюты, принимаемых основными финансовыми учреждениями.


Тем не менее, во время «атомарного урегулирования» со стороны безопасной передачи этих транзакций, эксперимент Всемирного банка показал, что облигация на блокчейне может «потенциально сократить время урегулирования до нескольких секунд, а не дней, как сейчас», сказал Снайт.


Экономия затрат может быть значительной. Ежегодно Всемирный банк выпускает облигации на сумму $50-60 миллиардов. Потенциальное сокращение расходов на андеррайтинг и, что не менее важно, на риски урегулирования, может стать значительным преимуществом для учреждения. Это позволит WB выделить больше денег для выполнения своего мандата по поддержке развития стран с низким уровнем дохода.


Более того, релевантность концепции выходит за рамки Всемирного банка. Модель может принести пользу и правительствам тех же стран.


«Это может привести к значительному снижению стоимости выпуска или займа для развивающихся стран, и это может быть интересно», - сказал Снайт. «Я думаю, что существует вероятность того, что этот тип платформы будет использоваться эмитентами, которые в противном случае не смогли бы осуществить подобный проект из-за высоких затрат».

Потенциал международных учреждений


Тот факт, что Всемирный банк, который в прошлом году запустил блокчейн-лабораторию для изучения различных вариантов использования технологий, ориентированных на развитие, играет ведущую роль в экспериментах с ней, является значительным. И весьма удивительным, учитывая неповоротливость подобных бюрократических машин.


Подобная вовлеченность во внедрение технологии весьма многообещающая. Особенно с учетом того, что Международный валютный фонд и Организация объединенных наций также интересуются блокчейном и вкладывают средства в изучение технологии.


Некоторая форма архитектуры распределенного реестра в конечном итоге станет нормой для всех форм привлечения капитала: облигаций, акций и товарных фьючерсов, не говоря уже о новых «классах активов»: криптовалютных инструментальных токенах, имеющих многомиллиардный потенциал. И международные институты развития обладают весомыми преимуществами для внедрения подобных технологий.


В отличие от правительственных чиновников, которые сталкиваются с постоянными политическими требованиями, и руководителей компаний, которые беспокоятся о реакции акционеров на квартальные доходы, люди, которые управляют этими международными институтами развития, сталкиваются с меньшим количеством таких конфликтов.


Безусловно, они не могут предпринимать радикальные шаги. Например, команда Снайта не смогла осуществить ранее запланированный эксперимент по трансграничным платежам с использованием криптовалют. Однако они определенно обладают большей свободой для тестирования новых подходов с целью повышения эффективности.

Дальше-больше


Хорошая новость заключается в том, что есть больше возможностей извлечь уроки из жизненного цикла недавно выпущенных облигаций Всемирного банка. Грядут еще четыре важных события, связанных с этой облигацией: три шестимесячные выплаты по номинальным процентным доходам облигации и конечный срок погашения инструмента после осуществления основного погашения и окончательной выплаты процентов.


Более того, Снайт и его сотрудники ожидают, что в облигации придет торговля на вторичных рынках, что означает вовлечение большего количества инвесторов. Он планирует привлечь TD Securities в качестве маркетмейкера, работающего на полном узле в системе. Они также обсудили с Резервным банком Австралии, центральным банком страны, потенциальную возможность запуска узла наблюдателей.


Все это обеспечит возможность получения ценной информации о работе закрытых блокчейнов не только для Всемирного банка, его правительственных партнеров и прямых финансовых контрагентов, но и для любого предприятия, участвующего в рынках капитала.


Еще многое предстоит сделать, прежде чем эти распределенные решения станут нормой. Однако с учетом того, что на глобальном рынке ценных бумаг находятся сотни триллионов долларов, и то, что он изобилует проблемами доверия, обременен огромными затратами на посредников и больше всего страдает от экономических кризисов, подобные решения, скорее всего, не заставят себя долго ждать.

Оставить комментарий

avatar
  Подписаться  
Уведомление о